ДНК. Иллюзии.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ДНК. Иллюзии. » Эпитафии » Брод реки Толинь


Брод реки Толинь

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Реки всегда были весьма сложным препятствием, особенно для тех, кто не способен плавать или летать, а когда дело касается легендарной горной реки, славящейся очень низкой температурой своей воды, преграда, казалось бы, становилась и вовсе непреодолимой, однако истинные путешественники всегда найдут способ продолжать идти вперёд, и даже суровая ледяная река откроет им путь на другой берег, благо он действительно есть. Единственное не глубокое место на одном из самых узких участков водоёма вот уже сотни лет позволяет преодолеть холодный поток реки Толинь тем, кто о нём знает, но вопреки часто появляющемуся чувству прохождения некой границы между двумя мирами путешественников противоположный берег встречает всё теми же горами и не самым тёплым горным климатом.

0

2

---> Красная бухта

Слышался скрежет когтей о лед, тяжелое собачье дыхание и хруст снега. Ноги сводило от холода, да еще и здесь, в горах. Тело не мерзло совсем - такую шубу, как у черно-белой возьмет только на редкость убийственный и суровый мороз, который до сих пор ей встречать не приходилось. А цвет шерсти подходил для маскировки на снегу, черные полосы и пятна особо не мешали. Поэтому она любила зиму, в отличие от большинства обитателей материка Финши. Но сейчас наступил момент, когда Малибу стала немного понимать южных собратьев. По дороге сюда пришлось прыгать через высокие сугробы, а весь снег, между прочим, покрылся твердой коркой льда. Либу уже порядком подустала разбивать своим ничтожным по сравнению с другими волками весом эти преграды. Хоть длинные лапы спасали. К счастью впереди она уже видела великий мост Севреон, а значит и Толинь была где-то неподалеку. Когда дорога стала проще, волчица стала думать вновь о своих снах и о том, как добраться до тех мест, что ей теперь так нужны. Она ведь даже не представляет, где они. Так или иначе, ей хотелось пить, а одним снегом жажду не утолить.
- И где? - она оглянулась.
Везде лежал снег, все было белым бело, а водички-то и нет. Припомнив из детства, где вода должна быть, она начала копать снег, копала в разных местах и наконец натолкнулась на темный лед. "как там темно и жутко... подо льдом..." Она попыталась разбить гладкую поверхность лапами. Она рычала, она вставала на дыбы, она прыгала всеми четырьмя, наплевав на всякую осторожность. Но увы, ее сорока пяти килограмм было недостаточно. Когтей как у Скайтока или хищного Мицу у нее тоже не было. Царапать лед было бесполезно, а волчице после такого путешествия жутко хотелось пить. Она устала. Разноглазая легла на уже большой участок льда и стала беспомощно лизать его.

0

3

Затопленные поля --->

Перебирая лапами по холодному снегу, на фоне которого Таёши со своей чёрной шерсти чувствовал себя, как это ни абсурдно звучит, белой вороной, будучи заметным с любой точки горизонта невооружённым взглядом, иллюзионист начинал думать, что случайные встречи скоро вновь совсем прекратяться, ибо их продолжительность укорачивалась с каждым разом - от молодой Шакоти под деревом Нанто, с которой волк провёл несколько часов, до недавней встречи с, что ещё более абсурдно, плохо летающим Скайтоком, с которым диалог даже не начался ввиду занятости последнего вылизыванием собственных ран, полученных от собственной же неуклюжести. Это даже несколько задевало бескрылого Таёши, мечтавшего всю жизнь взмыть в небеса и сказать "привет" облакам - те, у кого крылья есть, даже не понимают своего счастья и не умеют ими пользоваться.. Может, кто-то из них занимает моё место? Несправедливо.
Единственное, чего хотелось голубоглазому фокуснику, с силой преодолевающему препятствия - это найти более-менее тёплую пещеру, насколько это возможно в такую холодину, с источником прохладной питьевой воды и стадом недобитых оленей. Мечтать не вредно, Таёши, но иногда это бессмысленно.. Хотя, я ведь могу сделать их себе иллюзией? Но сытнее воздух от этого не станет, это уж точно.
Взобравшись на очередной сугроб, длиннохвостый увидел лежащую на льду замёрзшей реки фигуру, которую выдавали чёрные пятна на шерсти - места эти волку были хорошо известны, благо эта река была одним из любимейших мест его покойной матери, говорившей, "Что может быть лучше - еда, вода, уютный лес и прекрасный вид." Мысли о матери как всегда заставили черношёрстого слегка опустить глаза к холодному снегу, но грустные мысли резко прервались мыслями о том, что на льду по прежнему лежит некая фигура, почти не подающая признаков жизни - как знать, мёртв обладатель, возможно, спасительных в данной ситуации чёрных пятен, благодаря которым Таёши смог его заметить, или же ещё борется за свою жизнь? В любом случае, уже в это мгновение иллюзионист почувствовал своим долгом прийти незнакомцу на помощь. Вырвавшись из холодных оков сугроба, волк побежал в меру возможности к лежащему у реки, проламывая покрывшиеся корочкой льда кучи снега лапами, едва не спотыкаясь о них, но продолжая бежать. Приблизившись на расстояние нескольких шагов, Таёши обнаружил весьма знакомую фигуру, установить точную личность которой не решался, дабы не допустить ошибку.
- Примёрзнуть не боишься? - с явной ноткой сарказма произнёс иллюзионист, глядя на то, как волчица пытается зализать лёд до смерти.

Отредактировано Таёши (2011-01-07 13:29:34)

0

4

Однако, волчица не позволяла себе закрыть глаза, она не смела спать на морозе, так как прекрасно знала, чем это может закончиться. Спасибо, мне еще жить хочется., подумала она. И пить... она вновь поцарапала лед и вновь принялась его лизать, однако это не более, чем охлаждало язык, который надо было быстро убирать, потому что секундой позже - и он прилипал. Уши-локаторы стали забавно поворачиваться туда-сюда, ибо заслышали чье-то приближение. "Странно, что не хлопки крыльев. Разве Скайтоки не предпочитают полет? Чго это один из них уподобляется "несчастным земным тварям"?! Неужто крылья заледенели? Сейчас начнут полоскать мозги. Как не хочется вставать и валить отсюда." Черно-белая обернулась. Пришелец уже был довольно близко и замедлял бег, крылья были лишь чуть-чуть развернуты, словно он хотел бы взлететь и не мог. В разноцветных глазах был легкий оттенок сочувствия, пока не заметила этой знакомой надменно-равнодушной морды, с холодный бесстрастным взглядом и насмешливо издаваемыми звуками с язвительной ноткой. "И чего ему надо?" Она снова полизала лед. Это не было демонстративным игнорированием, просто пить хотелось ужасно, еще и после здоровенной рыбы на завтрак.
- Примёрзнуть не боишься? -
Сколько в голосе было сарказма! Малибу так хотелось что-нибудь в том же духе сострить, что непроизвольно стала мучить замерзшую воду еще более яростно, но так ничего и не придумала. Как всегда...
- Меня больше беспокоит нехватка питьевой студеной воды. И еще факт, что я нарушаю межклановые порядки, находясь здесь, - она подняла морду и сменила тон на более приветливый. - А ты тут какими судьбами?
И правда, почему она так взъелась на этого иллюзиониста? Почему показывает себя как неприступную скандалистку? Она никогда так себя не вела, да еще и с тем, кто не вызывает у нее негативных эмоций.
- У тебя, наверное, хобби нарушать границы? Благо твоя раса тебе позволяет оставаться безнаказанным за это, - 
Черно-белая слегка улыбнулась. Принимать вертикальное положение ей не хотелось, так что она продолжала жадными глазами смотреть под лед на проплывающих рыбок и пузырьки.

0

5

Ещё секунда взгляда на эти до боли в боку знакомые рога и сиюминутные рассуждения Таёши о личности, развалившейся на льду перед ним, резко сократились до вопроса "Неужели это она?", получившего полагающийся ему ответ, впрочем, очень быстро, благодаря самой же волчице, изрекшей свои проблемы на данный период времени.
А ты тут какими судьбами? - задала Малибу вопрос, заинтересовавший иллюзиониста несколько больше сетований на отсутствие воды, которой, увы, недоставало и самому голубоглазому - снег не самая вкусная штука, дождей не предвиделось, а от ледяной воды из реки порой ужасно сводит клыки, но на безрыбье, как говорится, и хомяк альбатрос.
- Как всегда - не знаю. Лапы посчитали нужным привести меня сюда, и вот я здесь, - ответил Таёши, зачерпнув языком немного снега и отправив его прямиком в рот в качестве замены отсутствующей воде, благо тянуться за ним далеко не приходилось.
У тебя, наверное, хобби нарушать границы? Благо твоя раса тебе позволяет оставаться безнаказанным за это, - добавила волчица, вновь принявшись глазеть на лёд.
- Здесь куда не пойди - везде нарушаешь какие-то границы... - недовольно протянул иллюзионист, отмахнув снег хвостом в сторону, - Но да, за это я благодарен своему происхождению - я выше бессмысленных распрей за территории и свободен от обязательств, - уже более тёплым тоном добавил волк, подойдя ближе к морде собеседницы и тоже уставившись в воду под толстым слоем льда. Водное пространство явно было не слишком радо видеть Таёши - оно мгновенно напомнило черношёрстому о том, что ему не помешало бы поесть и попить, после чего, желательно, снова поесть. Выдохнув носом тепло, волк сделал пару шагов в сторону и вновь взглянул на Малибу.
- А ты что здесь делаешь? - едва не дав волю разыгравшемуся чувству юмора спросил голубоглазый в ответ.

0

6

- Как всегда - не знаю. Лапы посчитали нужным привести меня сюда, и вот я здесь, -
Как всегда бесстрастный загадочный ответ. Уж не знаю, кто любит загадочных личностей, но только не Малибу. В ней простота. В ней распиздяйство. В ней парадоксы, абсурды и противоречия. Так что для этой волчицы романтика "загадочных молчаливых волков" полностью терялась. Она пожала плечами в ответ, а любопытство осталось неудовлетворенным. Все же, что-то его заставило прийти именно сюда. Но уже спустя минуту эта часть диалога вылетела из головы черно-белой.
- Но да, за это я благодарен своему происхождению - я выше бессмысленных распрей за территории и свободен от обязательств, -
Либу чихнула, после демонстративно  фыркнула. Когда рядом такие гордые личности так и хочется показать пренебрежение, даже если отношение к волку совсем другое. Жаль, не брезгливый интеллигент. А то и высморкаться в лапу было бы неплохо. Причем не указано, в чью лапу.
  Волчица задрала нос и ухмыльнулась.
- Сочувствую, - она сменила язвительную гримасу на доброжелательную улыбку.
- А ты что здесь делаешь? -
Приоткрыв от удивления рот и опустив взгляд на лапы, она упрекнула себя в поспешных выводах и фырках на иллюзиониста. Она знала, зачем она здесь, а вот  куда она тащится - ведомо одним богам.
- Я сюда из-за жажды пришла, но река замерзла. Моим весом лед не проломить, - она бодро посмотрела в голубые глаза. Красивые, кстати. Тряхнула челкой, вздернула бровь, - Так что скоро я скопычусь к чертовой матери,-
Улыбка не сходила с морды.
- А вообще я тоже иду туда - не знаю куда. И сколько мне еще идти я понятия не имею, -
взгляд задумчиво опущен на ледяную поверхность, брови нахмурены. Как театрально. Она снова принялась скрести когтями лед.

0

7

В ответ на собственные слова Таёши пришлось лицезреть не самую благоприятную реакцию - волчице явно было не понять взглядов иллюзиониста на жизнь и её ценности в целом, что, в общем-то, никак не беспокоило привыкшего к такому несоответствию точек зрения волка, всю жизнь окружённого недопониманиями и порицаниями за каждую поступающую в лохматую голову мысль. "Что в этом бьющемся в конвульсиях мире может быть ценнее свободы?" - вновь задал себе риторический вопрос голубоглазый, продолжавший слушать Малибу и наблюдать за её реакцией, в то время, как выражение морды самой волчицы незаметно для Таёши перетекло из несогласного в доброжелательное, что, впрочем, опять-таки не сильно заботило иллюзиониста - какое ему было дело до переживаний и жизненных мотивов случайной встречной, пусть и увиденной второй раз? Ответ очевиден для любого аскета - никакого, а значит и брать во внимание недовольство молодой самки было почти ни к чему, ведь на страдалицу чёрно-белая вовсе не походила, и срочная помощь, на первый взгляд, ей не требовалась.
Так что скоро я скопычусь к чертовой матери, - весьма оптимистично заметила Малибу, тем самым привлекла внимание Таёши.
- Думаю, ты не первый раз в своей жизни так думаешь - жива же, - подойдя ближе к расчищенному волчицей кусочку льда ответил волк, приготовившись вновь лицезреть недовольство собой от собеседницы - рядом с ней у голубоглазого постоянно щемило где-то в груди вполне ясное чувство, что что бы он ни сказал и ни сделал - это обязательно не понравится рогатой бестии.
А вообще я тоже иду туда - не знаю куда. И сколько мне еще идти я понятия не имею, - произнесла Либу, заставив бескрылого подумать лишь одну короткую мысль: "Какое совпадение."
Я сюда из-за жажды пришла, но река замерзла. Моим весом лед не проломить, - лишь спустя несколько секунд как следует прислушавшись к этим словам волчицы, Таёши опустил взгляд с её разноцветных глаз на лёд перед собой и, мгновением позже, молча ступил на холодную скользкую поверхность передними лапами, пристально уставившись на то, что было под толстой коркой последователя зимы, а затем, заметив на полупрозрачной поверхности своё отражение, переключил внимание на него. "И почему меня сравнивают со льдом - мы совсем не похожи..." - с полной детской наивности досадой заметил про себя черношёрстый.
Волк слегка расслабил передние лапы и согнул их, после чего с силой оттолкнулся и всей возможной массой передней части тела обрушился на лёд, придав ускорения силой своих мышц - в качестве ответа на усилия иллюзиониста последовал лишь слабый треск где-то в глубине немой толщи холода. Повторив те же действия и услышав чуть более убедительный треск из-под лап, но так и не заметив прогресса глазами, Таёши поднял голову и взглянул на Малибу.
- Не поможешь? - спросил волк, не отрывая взгляда с разноцветных глаз волчицы.

Отредактировано Таёши (2011-01-08 17:53:36)

0

8

- Думаю, ты не первый раз в своей жизни так думаешь - жива же, -
Малибу посмотрела на волка снизу вверх и задорно хмыкнула, не снимая с мордахи улыбку. Как-никак, ей было немного одиноко и требовалось общение. Какое-то время голубоглазый сверлил Либу взглядом, от чего в животе все немного съежилось. Огромные уши невольно дернулись по направлению к затылку и наклонились, но волчица тут же опомнилась и заставила их вновь стоять торчком. "А взгляд у него и правда тяжелый". Когда он начал отчаянно долбить лед лапами, разноглазая не сразу сообразила, что он делает. "Он.. он мне помогает? После того, как я его чуть не забодала ?"
- Не поможешь? -
Тормоз наконец подняла свой лохматый белый зад и встала напротив иссиня черного.
- Только отпрыгнуть вовремя не забудь, -
Они синхронно ударили лапами по льду, после чего тот раскололся, потом еще раз, и Малибу едва не скатилась в образовавшуюся лунку. К счастью, намокли только лапы.
- Эх, я все-таки умудрилась их отбить, - она встряхнулась и принялась жадно лакать ледяную воду, от которой сводило зубы и горло, но которой так не хватало пересохшей глотке. После волчица улеглась чуть поодаль на снег и облегченно вздохнула.
- Я тебе жизнью прям обязана, - она подождала, когда Таеши подойдет, - Твое имя, вроде бы, Та-а-е-ши? - протянула волчица, побоявшись ошибиться, - У тебя есть планы, куда бы ты мог направиться? -
Она поежилась. Вновь поднималась буря, ветер начинал дуть сильнее и дело шло уже к закату. "скоро снова придется искать убежище. Одна я долго не протяну. "

0

9

"Неужели это была положительная реакция?" - так и рвалось в голову иллюзиониста, услышавшего задорный хмык Малибу, прозвучавший в ответ на его слова. С плеч волка, кажется, свалился многотонный камень, но их там было ещё не мало.
Проводя волчицу взглядом и чуть не уткнувшись в её нос своим из-за туманной задумчивости в голове, Таёши опустил голову обратно к беспристрастному ледяному врагу, стоявшим между волками и желанной, хоть и неприятной своей температурой водой, после чего услышал уже давно принятую инстинктивно директиву:
Только отпрыгнуть вовремя не забудь.
Почувствовав лапами, как лёд погружается в воду, длиннохвостый сию секунду сделал резкий шаг назад, дабы не намочить в ледяной воде лапы, как чуть менее осторожная обладательница запоминающихся боками рогов.
Эх, я все-таки умудрилась их отбить, - происзнесла волчица, заставив голубоглазого непроизвольно опустить взгляд на лапы самки, на какое-то мгновение задержать его там и вновь вернуть на глаза Либу, точнее, попытаться это сделать, ибо в следующую секунду чёрно-белая уже пила ледяную воду из только что пробитой лунки во льду. Понимание того, насколько неприятна и вредна для волчьих зубов ледяная вода, казалось, было несколько сильней чувства жажды, однако длилось это лишь до тех пор, пока волчица не начала размеренно глотать явно очень желанную ею жидкость. Не выдержав, Таёши пристроил свою морду рядом, распихав носом надоедливые осколки льда, плавающие на поверхности, и тоже сделал несколько глотков, машинально стиснув зубы от неприятного ощущения холода в пасти, которое и заставило его вновь убрать нос от воды.
Я тебе жизнью прям обязана, - довольным тоном произнесла чёрно-белая, вновь обратив на себя внимание волка.
- Значит, должна будешь, - ответил иллюзионист, сделав несколько шагов к Малибу.
Твое имя, вроде бы, Та-а-е-ши?
- Малибу, - утвердительно кивнув на слова волчицы ответил собственной персоной Таёши, усевшись на холодный снег рядом с собеседницей.
У тебя есть планы, куда бы ты мог направиться?
- Как всегда - никаких, - чуть более оживлённо ответил черношёрстый, тяжело выдохнув - то ли долгожданная вода немного подняла настрой скитальца, то ли общество чуть менее, чем совсем незнакомой особы даровало душе голубоглазого немного свободы эмоций.

0

10

- Значит, должна будешь, -
Малибу подняла черные брови. Должна, так должна. К поверхности воды подплывали рыбы, должно быть, за кислородом. Их волчица обнаружила благодаря бульканью и всплескам. Странно, что они приплыли, угрожающую им опасность было прекрасно заметно подо льдом. Видимо, беднягам там совсем нечем дышать, все замерзло. Хотелось произнести иронично, будет ли волк ужинать, но Малибу не говорить "гоп" пока не перепрыгнула. Она тихонько подползла на брюхе к лунке. Там все так же оживленно толпились рыбы на очередь за спасительной порцией кислорода. Бедняги. Либу даже стало их жалко. "вот и прекращу чьи-то мучения" В темной воде видны были тени, шансы убить и спастись были равные. Охотница видела добычу, и добыча видела охотницу. Но рыбы столпилось так много и они так обезумели от жажды дышать, что максимум, что пришлось сделать - засунуть морду в воду полностью и, не обращая внимание на холод, темноту и неустойчивость (и на возможность застрять тут нафиг), клацнуть зубами и вцепиться в живую плоть. Вода окрасилась в алый цвет, клыки насквозь продырявили чье-то пузо. Не хилая была рыбешка, надо сказать, от такой тяги даже рога вонзились в корку льда. Вытащила голову черно-белая гордо, со вдохом, несмотря на то, что сопли грозили превратиться в сосульки, если сейчас не уткнуться в собственный живот и не накрыться хвостом. Рыба еще пыталась как-то обойти судьбу, но разноглазая швырнула ее, скользкую, подальше от воды, чтоб не уронить. Отдышавшись, она  обратилась к Таеши:
- Приглашаю на ужин, а то у тебя живот урчит, как жерло вулкана! - с этими словами она боднула черного в бок, но не больно. Это был ее шаг к примирению и извинение за странное даже для нее поведение. - Ммм, мороженая, долго хранящаяся! - подшутила она, в один укус разорвав брюхо мертвой. Она стала ждать очереди волка, а то вдруг постесняется? "Кхм, ну да, такой надменный", ухмыльнулась она про себя, но уже без какой-либо неприязни

Отредактировано Малибу (2011-01-09 00:51:25)

0

11

Глядя на то, как волчица погружает голову под воду, из самых недр тела Таёши вырвался какой-то неприятный судорожный порыв, от которого его не на шутку передёрнуло - от одного представления того, как холодно сейчас под коркой крепкого льда, волку хотелось схватить едва знакомую мицу за хвост и вытащить её голову наружу, чтобы она своим видом хотя бы не доставляла неприятных ощущений ему самому. Дождавшись, когда Малибу, наконец, сама вытащила морду из-под воды со свежепойманной рыбой в зубах, черношёрстый окончательно заключил для себя, что повторять подвиг рогатой северянки ему совершенно не хочется, однако поесть путешественнику на самом деле не помешало бы. Пожалуй, холод был одной из тех немногих вещей, к которым Таёши был не равнодушен, а точнее - ненавидел, ибо сам родом был из куда более тёплых мест, пускай и не жил там длительными сроками.
Приглашаю на ужин, а то у тебя живот урчит, как жерло вулкана! - задорно подметила чёрно-белая, с которой не затруднился громко согласится недовольный отсутствием пищи желудок Таёши, тем самым предательски выдав его с потрохами.
- Благодарю.. - протянул волк, глядя на аппетитные пятна рыбьей крови на снегу. Теперь предстояло самому длиннохвостому выловить себе съестное, и у него уже была мысль о том, как это сделать с меньшими затратами тепла, чем Малибу. Обратив взгляд на воду, голубоглазый на секунду сомкнул веки и сосредоточился, вспомнив в этот момент слова матери "Как глубоко бы ты ни плавал, всегда есть впадина глубже и рыба крупнее". Одному иллюзионисту известно, что он сотворил, но открыв глаза и вновь посмотрев на пробитый кусочек бескрайнего льда реки, он словно привлёк всю рыбу к поверхности воды, от чего та в большинстве своём беспомощно билась о лёд с внутренней стороны, однако несколько "счастливиц" попали точно в лунку, одна за другой выпрыгивая наружу, где первые две просто упали на лёд и в отсутствии воды затрепыхались, третья попала прямо в пасть совершившего выпад Таёши, а ещё одна была отброшена лапой черношёрстого в сторону разноглазой, после чего вода снова пришла в спокойствие, а рыба расплылась кто куда. Чтобы трепыхающиеся бедняги не ускользнули с пиршества двух хищников, длиннохвостый оттолкнул их лапами по-дальше от проруби и по-ближе к волчице, после чего и сам сделал несколько шагов в её сторону. Улегшись на снег, волк освободил пасть от уже не сопротивляющейся из-за острых клыков Таёши жертвы, и произнёс несколько дружелюбное:
- Угощайся, - после чего принялся очищать только что пойманную пищу от надоедливой чешуи.

0


Вы здесь » ДНК. Иллюзии. » Эпитафии » Брод реки Толинь